пятница, 31 августа 2012 г.

Сломанная жизнь допинговых чемпионов из бывшей ГДР ("Le Figaro", Франция).

Каролина Брюно (Caroline Bruneau)





© Коллаж: «Голос России»
© Коллаж: «Голос России»
Он с грохотом роняет медали на пол. Десятки металлических кружочков, больших, маленьких, тяжелых, большинство из них – золотых. В его магазине армейских товаров в пригороде Магдебурге они хранятся вперемешку в простом ящике. Андреас Кригер (Andreas Krieger) вынимает его, когда в магазин заходят журналисты. Между вопросами он успевает дать им примерить военные каски и рубашки. Кто-то из них, может быть, увезет домой сувенир, приобретенный у чемпиона Европы. Или, скорее, бывшей чемпионки Европы. Сложно поверить, когда разговариваешь с этим огромным бородатым мужчиной с широкими ручищами: 45 лет назад он был маленькой девочкой, которую при рождении назвали красивым именем Хайди.

История Хайди Кригер (Heidi Krieger) похожа на истории еще 10 000 спортсменов из ГДР, страны, которая сделала ее знаменитой и разрушила ее жизнь. Ее заметили в школе, и с 13 лет она начала тренировки повышенного уровня сложности в спортклубе «Динамо», государственной спортивной федерации Восточного Берлина. Хайди была высокой и крепкой девочкой, она толкала ядро лучше других. Для того, чтобы она стала еще выше и сильнее, ей давали витамины в маленьких голубых капсулах. В 1986 году Хайди выиграла Чемпионат Европы в своей дисциплине, толкнув ядро на 21,10 метра. Восточногерманским атлетам повезло. Их сограждане были заперты за железным занавесом, а они могли путешествовать. Хайди побывала в Нью-Йорке – Андреас показывает фотографию 1985 года на крыше Empire State Building. «Я спросил, где туалет, и мне показали мужской туалет. Люди уже видели то, чего я еще пока не замечал», - вспоминает он сегодня. Хайди в легкой юбочке и рубашке, с короткой стрижкой и косой саженью в плечах действительно выглядит на этой фотографии очень странно.
Кодовое название «План 14.25»

Физические преобразования начались под влиянием анаболического стероида Орал-Туринабол – тех самых голубых капсулл. Рост мышечной массы, физической выносливости и скорости. В 1980 годах его невозможно было распознать, а вкупе с тестостероном он делал из девушек в расцвете пубертатного периода гибридных существ с повышенным оволосением и баритоном. Архивы Штази, которые были обнаружены в 1991 году в военном госпитале в Бад Сарове, сняли покров тайны с этого дела. В 1965 году коммунистическая диктатура запустила план систематического допинга под кодовым названием «План 14.25». Для «маленькой республики» спорт был еще одним способом добиться международного признания.

Инес Гайпель (Ines Geipel) обнаружила недюжинные способности к бегу в 16 лет, на школьных соревнованиях. Сразу же после них ее направили в тренировочный центр города Йена в Тюрингии. Там также находилась штаб-квартира компании «JenaPharm», лаборатории, где разрабатывались допинговые средства. В 1984 году, в ходе тренировочной командировки для подготовки к Олимпийским играм, она разрабатывает план побега: она этого еще не знает, но судьба ее предречена. Несмотря на рекорд на дистанции 4x100 метров, который она поставила этим летом, спортивные инстанции решили от нее избавиться. Под предлогом операции по удалению аппендицита, хирург изуродовал ее живот, разрезав его, как придется.

«Мне хотя бы повезло, потому что меня начали накачивать допингом в 17 лет, когда пубертатный период уже завершился», - рассказывает она. В ее берлинской квартире полно книг. В августе 1989 года она покинула ГДР, тайно перейдя границу с Австрией. Сейчас Инес – преподаватель литературы и театроведения, она борется за права бывших спортсменов, которые, как и она, потеряли здоровье из-за восточногерманской тренировочной системы. «Они выбирали тех, кто лучше всего был восприимчив к допингу, поскольку это давало тренерам полный контроль за их результатами», - объясняет она.
Жертвы объединения Германии
Эти спортсменки рассказывают свою историю в многочисленных книгах – о выкидышах, попытках самоубийства, спровоцированных приемом анаболиков, о детях, родившихся хромыми или гидроцефалами. В своей книге под названием «No Limit. Сколько допинга может вынести общество?», опубликованной как раз накануне Олимпийских игр в Пекине, Инес описывает борьбу восточногерманских спортсменов и то, как объединенная Германия закрывала глаза на проблему допинга. С 1998 по 2000 годы она принимала участие в первом коллективном процессе бывших спортсменов против Манфреда Эвальда (Manfred Ewald), бывшего спортивного руководителя  в ГДР и главного врача Манфреда Хопнера (Manfred Hoppner). В конце концов Берлинский суд заявил, что не хватает доказательств причинно-следственного характера. По мнению судей, невозможно точно доказать, что одновременный прием крупных доз тестостерона и эстрогена стал причиной деформации матки, различных видов рака, сердечных болезней или проблем с сексуальной ориентацией у спортсменов. Двух бывших руководителей приговорили к условному наказанию. В 2006 году, после шестилетнего разбирательства, 167 жертв получили из фонда возмещения ущерба 9250 евро. «JenaPharm», которая сейчас принадлежит международной группе «Bayer», выплатила им еще 17 000 евро. С трудом хватит на рампу для детей, оказавшихся в инвалидных колясках.

Объединенная Германия любой ценой хочет прекратить судебные преследования в отношении старого режима. И у нее есть на то причины: после падения Берлинской стены спортивные федерации ФРГ и ГДР просто-напросто объединились в одну. Бывшие тренеры и спортивные чиновники из ГДР продолжали работать, а медики – наносить ущерб. Микаэль Эттель (Michael Oettel), руководитель научно-исследовательской деятельности «JenaPharm», разработал в 1981 году спрей для носа с тестостероном. Он был выпущен в производство лишь в 1991 году, однако бывшим научным сотрудникам удалось в 1995 году запатентовать этот продукт, который сейчас расходится на ура в американских спортзалах. Врач Райнер Хартвич (Rainer Hartwich), научный сотрудник «JenaPharm», продолжил свою деятельность во главе одной из клиник и стал впоследствии немецким гуру, возглавившим борьбу с импотенцией.
Для тренеров объединение Германии тоже ничего не изменило. Томас Спрингштейн (Thomas Springstein), работавший с 1984 года, продолжил и впоследствии тренировать женщин в спринте – Катрин Краббе (Katrin Krabbe), Зильке Моллер (Silke Moller) и Грит Брейер (Grit Breuer). В 1992 году всех троих уличили в допинге, Крабе и Моллер оставили спорт после трехлетней дисквалификации. В 1997 году Брейер вернулась на беговую дорожку и выиграла вместе с немецкой командой эстафету 4x400 метров на Чемпионате мира в Афинах. Год спустя она выиграла две золотых медали на Чемпионате Европы в Будапеште. Тренер, который также стал ее спутником жизни, обращался с ней очень и очень предупредительно.
Последние воспоминания об ушедшем прошлом

Благодаря Пераите (Peraita), бывшему испанскому бодибилдеру, переквалифицировавшемуся во владельца клиники, Спрингштейн получил доступ к тестостерону, гормонам роста, анаболикам в больших количествах, а в 2002 году перешел на репоксиген, трансгенетический препарат для пациентов, страдающих анемией. Он позволяет впрыскивать молекулы эритропоэтина прямо в мускулы. Единственный недостаток – этот препарат тестировали только в 2002 году, на мышах, известно, что он может спровоцировать смертельную иммунную реакцию. Когда в 2004 году, после обнаружения электронной переписки между Спрингштейном и Пераитой, разразился скандал, силы Грит Брейер были уже на исходе. Она завершила свою карьеру спустя полгода. В 2002 году Спрингштейн заявил газете «Frankfurter Allgemeine Zeitung»: «На Чемпионате мира не могут соревноваться одни только спортсмены. Я не вижу, каким образом мы можем отказаться от допинга». В тот момент Немецкая федерация атлетики только-только выбрала его тренером года.
Германии удобно закрывать глаза на последствия допинга. В стране, в которой футбольные соревнования остались единственным местом, где можно вытащить флаг без опасения быть заподозренным в ностальгии по фашизму, спорт остается предметом национальной гордости и средством влияния. Большое количество бывших спортсменов из ГДР, 80% из которых живут на социальное пособие, отказалась принимать участие в коллективных процессах. Медали и рекорды остались единственными славными воспоминаниями об ушедшем прошлом. В апреле 2009 года Вольфганг Шойбле (Wolfgang Schauble), министр внутренних дел, отвечающий за вопросы спорта, попросил бывших тренеров принести извинения спортсменам, чтобы раз и навсегда закрыть этот вопрос.

Изучение последствий допинга тоже продвигается весьма неспешно. Первое университетское исследование, основанное на архивных документах, будет опубликовано только в 2012 году. А пока мировой рекорд на дистанции в 400 метров Мариты Кох (Marita Koch) остается записан в скрижалях Международной Федерации плавания. Когда такие спортсмены, как Андреас Кригер или его супруга, бывшая пловчиха Ута Краузе (Ute Krause) выступили против проведения Олимпийских игр в коммунистическом Китае и выразили сомнение в результатах пловчих, которые побили рекорды ГДР, их никто не слушал. После смены пола в 2002 году Андреас Кригер раз в две недели колет себе мужские гормоны. «Нигде раньше не наблюдалось такого мастерства, как в большом спорте ГДР», - заявил король футбола Франц Бекенбауэр (Franz Beckenbauer) в момент объединения Германии. Вряд ли сейчас спортсмены разделяют его мнение.
Взято с сайта. 
http://rus.ruvr.ru/2011/01/06/38878562.html

Футбол и допинг.

Те же врачи, те же методы и те же препараты. Пока СМИ усиленно муссируют тему допинга в велоспорте и в других видах спорта на выносливость, футболисты находятся в тепличных условиях. А зря.
Футбол и допинг Те же врачи, те же методы и те же препараты. Пока СМИ усиленно муссируют тему допинга в велоспорте и в других видах спорта на выносливос...
Эуфемиано Фуэнтес, фото palcodeportivo.es
В последнее время профессиональный велоспорт постоянно связывают с допинговыми скандалами. Пожизненная дисквалификация и лишение семи титулов победителя Тур де Франс Лэнса Армстронга всколыхнули весь мир, заставив говорить болельщиков про окончательный крах велоспорта и поголовное употребление допинга в профессиональном пелотоне.

Про употребление запрещенных препараторов в футболе мы слышим гораздо реже. Вернее, совсем не слышим. Но если внимательно присмотреться к крупным допинговым делам последних лет, то можно прийти к однозначному выводу: в большом футболе были задействованы те же врачи, которые были в центре внимания наиболее ярких допинговых скандалов в других видах спорта.

Дело Фуэнтеса


Перед Тур де Франс 2006 года на весь мир гремела Операсьон Пуэрто -  расследование испанской полиции, связанное с персоной мадридского доктора Эуфемиано Фуэнтеса, обвиняемого в организации допинговой практики в своей клинике. Клиентами Фуэнтеса были многие велосипедисты, включая фаворитов Большой Петли Яна Ульриха и Ивана Бассо, которых впоследствии дисквалифицировали за сотрудничество с опальным доктором. Результатом этого расследования стала дисквалификация двух десятков велогонщиков, что сложно назвать справедливым исходом дела.

И тогда, и сегодня было очевидно, что Фуэнтес работал далеко не только с велосипедистами. Испанский доктор работал и с футболистами, и с теннисистами, и с легкоатлетами, и даже с гонщиками Формулы-1, в чем сам и признался в интервью телеканалу Cadena Ser еще в 2006 году. Более того, практически с уверенностью можно назвать четыре клуба, которые были клиентами клиники Фуэнтеса - это Барселона, мадридский Реал, Валенсия и Бетис. Факт сотрудничества с Барселоной открыто подтвердил и сам доктор, но дальнейшего расследования не последовало.

Факт №1: 
Испанский доктор Эуфемиано Фуэнтес, вина которого в организации допинговой практики у велосипедистов доказана, активно сотрудничал с клубами первого и второго испанских дивизионов.

Вопрос №1:
 Зачем вообще Барселоне и прочим футбольным клубам понадобились услуги гинеколога, коим и является Эуфемиано Фуэнтес?

Дело Армстронга


История Лэнса Армстронга, семь раз выигравшего Тур де Франс после успешной борьбы с раковым заболеванием, долгое время казалась настоящей сказкой, примером геройства и спортивного подвига. После расследования Национального антидопингового агентства США (USADA) во главе с Трэвисом Тайгартом, ставшим настоящим героем газет в последние несколько дней, победы Армстронга выглядят совсем в другом свете. Официально их уже и нет, ведь USADA аннулировала все результаты Армстронга, начиная с 1 августа 1998 года.

Но нас в данном случае не интересует персона самого Армстронга. Вернемся немного назад, в июль этого года, когда USADA вынесла одно из своих самых громких решений по делу техасца. Тайгарт и компания пожизненно дисквалифицировали трех известных докторов, в том числе испанца Луиса Гарсию дель Мораля и итальянца Микеле Феррари.

В данном случае нас интересует Луис дель Мораль, хотя история Микеле Феррари очень любопытна и требует отдельного, более подробного разговора. Испанский доктор с 1999 по 2003 год работал доктором велокоманды U.S. Postal Service, в составе которой Лэнс Армстронг и выиграл свои титулы на Тур де Франс. На период активности дель Мораля в U.S. Postal Service приходится пять побед Армстронга, что, согласитесь, достаточно много.

Не один и не два гонщика дали в ходе расследования показания, что доктор команды дель Мораль рекомендовал и принуждал их применять запрещенные препараты. Как сказал один из гонщиков команды в интервью The Wall Street Journal, испанский врач пытался привить спортсменам понимание того, что без допинга им будет крайне сложно успешно выступать в профессионалах. Свои многочисленные визиты к дель Моралю во время выступлений за U.S. Postal Service подтвердил, помимо прочих, и опальный Флойд Лэндис.

В 2003 году при непонятных до сих пор обстоятельствах дель Мораль покинул американскую команду, после чего начал работать со спортивным институтом Performa Sport Consulting, который занимается всем тем, что нужно спортсмену – от тренировочных планов до организации медицинской поддержки.

10 июля этого года Луис Гарсия дель Мораль был пожизненно дисквалифицирован решением USADA. И если с испанской странички сайта этого института информацию о дель Морале удалили, то в английской версии врач значится до сих пор. В достижениях дель Мораля значится: "Medical Adviser for various football teams, most notably Barcelona CF and Valencia CF". То бишь, медицинский консультант многих футбольных клубов, в том числе и лучшего клуба мира - каталонской Барселоны, а также Валенсии.

У Луиса дель Мораля была очень близкая связь с Эуфемиано Фуэнтесом, которая уже доказана испанской полицией. Дель Мораль был другом Вальтера Виру, ключевой фигуры в допинговой системе Фуэнтеса, которого в 2009 году арестовали в рамках Операсьон Гриаль. Тогда Guardia Civil (так зовется полиция в Испании) обыскала пятнадцать докторских кабинетов, аптек и домов, в результате чего были найдены огромные залежи гормона человеческого роста, ЭПО и других запрещенных препаратов. Сам Виру совместно с Фуэнтесом в свое время работал в велокоманде Kelme.

Факт №2: 
Пожизненно дисквалифицированный за организацию допинговой практики доктор Луис Гарсия дель Мораль работал со многими футбольными клубами, включая Барселону и Валенсию.

Вопрос №2: Можно ли говорить о том, что в футболе не употребляют допинг, если двое из трех крупнейших допинговых докторов Испании, Фуэнтес и дель Мораль, имели доказанную связь с лучшим футбольным клубом мира?

Два разных мира

Приведенные примеры можно трактовать по-разному, но факт того, что двое из трех наиболее крупных испанских допинговых врачей сотрудничали с Барселоной говорит о том, что в футболе все далеко не так чисто, как кажется на первый взгляд. Конечно, здесь допинг не может давать такого решающего перевеса, как в видах спорта на выносливость, к коим относится и велоспорт, но доказанным медицинским фактом является следующее: принятие ЭПО позволяет футболисту увеличить свой уровень выносливости на 15 процентов. Подобное не позволяет говорить о том, что допинг в футболе не имеет определяющего значения. Принятие запрещенных препаратов не поможет пареньку с соседнего двора владеть мячом на уровне Лионеля Месси, но в плане физики и выносливости поставит спортсмена на совершенно иной уровень.

К сожалению, сравнивать уровень проведения допинг-контролей в футболе и, скажем, в велоспорте, где каждый из спортсменов, выступающих в командах двух высших дивизионов, имеет свой биологический паспорт, невозможно. На данный момент это два разных мира, которые между собой не соприкасаются. Что уж говорить, если у футболистов вообще не берут пробы крови, ограничиваясь лишь уриной, что серьезно повышает возможность для различных манипуляций.

Кроме того, среднестатистического футболиста тестируют на допинг раз в три года. Понятное дело, что ситуация с контролями улучшается в зависимости от уровня дивизиона, в котором выступает спортсмен, но и с футболистами национальных сборных, которых тестируют наиболее часто, все далеко не так гладко. К примеру, если взять весь подготовительный период и Евро-2012 вместе, то сборную Германии за это время тестировали лишь три раза, причем все прекрасно знали, когда именно придут контролеры Национального антидопингового агенства. Назвать такие контроли серьезными попросту невозможно, не говоря уже о том, что многие сборные не тестировались вовсе. Нет ничего удивительного, что при подобных тепличных условиях мы ничего не слышим о позитивных тестах у футболистов.

Можно много говорить о том, что велоспорт и прочие циклические виды спорта погрязли в допинговых скандалах, но футбол явно не остался в стороне от темы допинга. На зеленых полях задействованы те же врачи, те же методики и те же препараты, что и в других видах спорта, но это почему-то остается в тени. Почему? Ответ лежит где-то в плоскости между деньгами, спонсорами, трансляциями и популярностью. Между всем тем, с чем мы в принципе ассоциируем футбол. Тем не менее, даже поверхностный взгляд на всю ситуацию дает возможность сделать однозначный вывод – в футболе допинга не меньше, чем в остальных видах спорта. И на это ни в коем случае нельзя закрывать глаза. 

В спорте всегда есть место допингу.


Проблема фармакологического обеспечения спортсменов была и остается тайной за семью печатями
После зимней Олимпиады-2002 мировая общественность неожиданно активно стала задаваться вопросами: почему "великий" норвежский биатлонист Оле Бьорндалин мог вполне официально использовать допинги, поскольку запасся справкой врача об имеющейся у него астме и "лечился" от нее именно запрещенными препаратами? В "астматиках" ходили, кстати, чуть ли не все лыжники и биатлонисты скандинавских стран. А на предыдущей летней Олимпиаде в Сиднее этой же "профболезнью" спортсменов оказались поражены более 600 олимпийцев, из них 112 - из сборной США.
Однако допинг далеко не всегда является фармакологическим средством. Пример - метод аутогемотрансфузии. Он заключается в том, что у спортсмена заблаговременно берут кровь, обрабатывают различными методами (ультрафиолетовое излучение и другие), а перед соревнованиями вводят ему же (в виде крови, плазмы или эритроцитарной массы) для увеличения ее количества в организме, повышения кислородтранспортной и ряда других функций.
Ведущий российский спортивный фармаколог (если не сказать - создатель отечественной спортивной фармакологии) и "по совместительству" наш крупнейший знаток допингов, профессор Рошен Сейфулла (заведующий лабораторией клинической фармакологии и антидопингового контроля Московского НПЦ спортивной медицины) с коллегой-ученым Сергеем Португаловым предложили следующее определение: допингом называют биологически активное вещество, способы и методы искусственного повышения спортивной работоспособности, применяемые в соревнованиях или в тренировочном процессе, которые оказывают побочные эффекты на организм и для которых имеются специальные методы обнаружения.
В соответствии с классификацией Медицинской комиссии МОК все запрещенные лекарственные вещества подразделяются на классы: А - стимуляторы, В - наркотики, С - анаболические агенты, D - диуретики, E - пептидные гормоны, миметики и аналоги. В списке допингов МОК значится не так уж и много названий лекарств, однако практически каждое из них имеет множество синонимов. Например, в наиболее авторитетном и полном у нас издании - "Большой Российской энциклопедии лекарственных средств" (изд. "Ремедиум", М., 2001 г.) мы нашли около 500 препаратов, которые подпадают под определение "допинг". В мире же этих названий более 10 тысяч.
Наиболее популярный или, как иронично отмечает профессор Сейфулла, "милый сердцу наших атлетов, тренеров и врачей" раздел списка - анаболические стероиды (АС). Впервые их стали применять в медицине, так как АС, производные мужского полового гормона тестостерона, усиливают процессы синтеза нуклеиновых кислот и белка в рибосомах мышечных клеток, ферментов, как молекул белков, благодаря чему влияют практически на все виды обмена веществ в организме человека. Это приводит к увеличению массы тела за счет мышечных клеток и самих мышц, уменьшению процента жировой ткани, приросту физической работоспособности.
АС и тестостерон применяются в скоростно-силовых видах спорта (тяжелая атлетика, метания, культуризм и другие) и в видах спорта с преимущественным проявлением выносливости (легкая атлетика, плавание, гребля и другие). Они позволили опередить свое время по уровню мировых рекордов на 7-20 и более лет, однако их использование для повышения физической работоспособности физиологически не оправданно и опасно из-за присущих АС побочных действий.
Избыточное поступление в организм стероидных гормонов вызывает серьезные изменения структуры и проницаемости клеточных и субклеточных мембран, что ведет к развитию целого ряда патологических проявлений со стороны различных органов и тканей. Под ударом оказывается буквально все: нервная и эндокринная системы, сердечно-сосудистая и мочеполовая, печень с желчным пузырем и опорно-двигательный аппарат. У 25% пациентов, принимавших АС, возникают заболевания сердца и артериальная гипертония. В "букете" болезней психоз и импотенция, рак и инфаркт.
Между тем, как показывают исследования специалистов ВНИИ физической культуры, анаболические стероиды стали чуть ли не составной часть молодежного спортивного движения. В атлетических гимнастических клубах и клубах единоборств в Москве и Московской области АС принимают 53-61% занимающихся, а в Тульской и Смоленской областях - 27-31%. В мире же, по международной статистике, в тяжелой атлетике, пауэрлифтинге и бодибилдинге анаболические стероиды принимают 90% спортсменов-мужчин и 20% - женщин, 78% футболистов и 40% спринтеров.
Следующий класс допингов - пептидные гормоны - привлек внимание исследователей в качестве средства повышения работоспособности уже довольно давно. Среди них прежде всего гормон роста, или соматотропин (СТГ), гонадотропный гормон (ГТГ), кортикотропный гормон (АКТГ) и эритропоэтин, "прославившийся" в Солт-Лейк-Сити зимой нынешнего года. Теоретической предпосылкой его применения является аналогия с аутогемотрансфузией, которая способствует улучшению транспорта кислорода при тренировочном процессе и соревнованиях. Большие надежды возлагались также на использование эритропоэтина в качестве средства восстановления между двумя стартами, но все эти теоретические выкладки оправдались далеко не в полной мере. Хуже того, было несколько случаев со смертельным исходом у велосипедистов, принимавших эритропоэтин. В настоящее время, считают специалисты, пептидные допинги могут использовать лишь те, кто не знает подлинных данных об их "эффективности", но готов заплатить за них неслабые деньги.
Диуретические средства (ацетазоламид, буметанид, канренон, хлорталидон, фуросемид, манитол и другие) в ряде видов спорта - боксе, борьбе, тяжелой атлетике, культуризме - применяют для маскировки использования других препаратов, регуляции веса, уменьшения содержания жидкости в организме. Однако, выводя из организма жидкость вместе с необходимыми для нормального обмена солями, диуретики при бесконтрольном применении приводят к развитию сердечно-сосудистой недостаточности. Возможны также обострение сахарного диабета, аллергические реакции, обострение заболеваний печени и почек, угнетение центральной нервной системы (ЦНС) и т.д.
В класс стимуляторов входят лекарственные вещества, основное действие которых - активизация деятельности ЦНС, устранение физической и психической усталости. Наиболее известные: амфетамин (фенамин), сиднокарб, бромантан, секуренин, эфедрин. Находят применение в различных видах спорта для повышения скорости реакции и взрывной силы (легкая атлетика - спринт, плавание, гребля, коньки, тяжелая атлетика, единоборства). Среди препаратов, запрещенных МОК, производимые в России морфина гидрохлорид, омнопон, пентазоцин, промедол и фентанил. К этому же классу относятся кокаин и ЛСД. Эти стимуляторы вызывают привыкание с последующей "ломкой" и абстиненцией.
Можно ли обойтись в современном большом спорте без допинга? Вряд ли. Например, отвечавший в течение 20 лет (1980- 2000 гг.) за фармацевтическое обеспечение сборных команд СССР и России профессор Рошен Сейфулла создал 10 препаратов, которые не являются запрещенными и приносят пользу спорту. В отличие от допингов, искусственно стимулирующих работоспособность организма за счет "выхлестывания" его "запретных" резервов и снятия охранительного торможения, эти фармакологические средства направлены, наоборот, на восполнение затраченных при нагрузке резервов, без стрессов и резко возбуждающего (резко тормозящего) действия.
Однако в большом спорте они не слишком приживаются. Почему? Да все потому, что о допингах написаны сотни тысяч страниц, но нет ни одной книги, где обсуждалась бы идеология использования незапрещенных и безвредных препаратов растительного и животного происхождения. (Да и инвалидность от допинга грозит только спортсмену, а не стоящим за ним людям.)
В российской сборной на зимней Олимпиаде-2002 фармакологами считали себя все: от руководителей команды до поваров и водителей. Спортивных же фармакологов - настоящих, а не мнимых, к команде не подпускали "на пушечный выстрел". Хотя только они могли бы сказать, какие фармакологические препараты (витамины, электролиты, микроэлементы, иммуномодуляторы) должны принимать спортсмены для ускорения периода восстановления. Итог известен всем. Если же добавить к этому фактическую "кончину" ВНИИ физической культуры, то от научного сопровождения наших сборных остается пшик. Хотя именно системный научный подход позволяет без применения допингов корригировать скоростно-силовые качества, выносливость, психическую устойчивость, координацию движений и другие.

четверг, 30 августа 2012 г.

"Быстрее, выше и уж точно сильнее".

Коллаж Всерьез проблемой допинга МОК занялся в конце 1960-х годов

В последнее время Олимпийское движение сотрясают громкие скандалы, связанные с применением допинга. Однако проблема повышения спортивного мастерства с помощью "дополнительных средств" далеко не нова. Ее корни уходят глубоко в прошлое.


В июле 1896 года барон Пьер де Кубертен был счастливым человеком. За три месяца до этого француз вместе с 40 тысячами болельщиков присутствовал на первых в современной истории Олимпийских играх.
Годом ранее он увидел фразу "Citius, Altius, Fortius" на входе в одну из парижских школ, и вскоре выражение "Быстрее, выше, сильнее" стало официальным лозунгом Олимпийских игр.
С течением лет атлеты демонстрировали все лучшую форму, позволявшую им достигать невероятных высот и достижений.
Если бы де Кубертен дожил до конца 60-х годов прошлого века, он был бы крайне удивлен введением обязательного тестирования участников Олимпиад на допинг. Это произошло в 1968 году.
Однако, как пишет Гэвин Мортимер, спортивный журналист и военный историк, если бы легендарный француз знал историю древних Олимпиад, то для него не было бы секретом то, что в древности атлеты применяли "дополнительные препараты" для повышения своих показателей.
Истолченное копыто, стрихнин и "спидболл"
Барельеф с изображением древней Олимпиады
Допинг применяли и атлеты далекого прошлого
Хармис, победитель в спринте на Олимпиаде 668 года до н.э., сидел на диете из сушеных фиг, считая, что они помогают ему бежать быстрее. Греческие стайеры (бегуны на длинные дистанции) полагали, что дополнительную силу им придают кунжутные зерна. Боксеры и борцы ушли еще дальше. Незадолго до схваток они ели мухоморы, поскольку считалось, что они повышали их реакцию. Мухоморами, кстати, питались и римские гладиаторы.
В Древнем Риме участники заездов на колесницах поили лошадей "коктейлем" из воды и меда, чтобы лошади быстрее бежали. Еще экзотичнее выглядят на этом фоне древние египтяне. Ключом к спортивным успехам они считали следующий "препарат": истолченное заднее копыто абиссинского осла, сваренное в масле и перемешанное с розовыми лепестками.
С закатом Римской империи спорт и с ним допинг фактически пропал из жизни людей и возродился лишь к XIX веку.
 Моральная двусмысленность, окружавшая использование наркотиков во время войны, продолжилась в Холодную войну и проникла в Олимпийские игры 
Профессор британского университета Лофборо Бэрри Хулихан
С развитием профессионального спорта ставки в игре становились выше и выше, а атлеты и их тренеры занялись поиском дополнительных вариантов достижения главных целей - побед на соревнованиях.
Французские велосипедисты, например, очень любили смесь вина и экстракта листьев коки; их бельгийские коллеги во время заездов сосали кусочки сахара, вымоченного в эфире; британцы же "баловались" "спидболлом" - смесью героина и кокаина. К кокаину питали страсть и боксеры, многие их которых натирались специальным маслом на основе этого наркотика.
На Олимпиаде 1904 года Томас Хикс выиграл марафон, выпив на 25-м километре стаканчик бренди со стрихнином. На финише ему понадобилась срочная помощь врачей, но победа осталась за ним.
В Британии использование кокаина и опиума в спорте пошло на спад после принятия в 1920 году Акта об опасных препаратах. Так в спорте начался относительно "чистый" период.
Война идет до сих пор
Однако в конце 20-х годов были обнаружены амфетамины, активно использовавшиеся в войсках во время Второй мировой войны. Как говорит профессор британского университета Лофборо Бэрри Хулихан: "Моральная двусмысленность, окружавшая использование наркотиков во время войны, продолжилась в Холодную войну и проникла в Олимпийские игры".
Бен Джонсон
1988 год: Бен Джонсон выиграл олимпийскую стометровку и попался на допинге
Слухи о масштабном применении наркотиков впервые начали ходить на Зимней Олимпиаде 1952 года. В 1960 году на Играх в Риме умер датский велосипедист, в крови которого нашли следы амфетаминов. Власти закрывали на это глаза до 1967 года, когда во время Тур де Франс умер британец Томми Симпсон.
Так, на Олимпиаде в Мехико в 1968 году были введены тесты на допинг. И, как пишет Гэвин Мортимер, "только власти посчитали, что одержали победу, обманщики сделали новое открытие - анаболические стероиды".
В отличие от команд из Восточной Европы, где применение допинга подчас носило санкционированный властями характер, на Западе вопрос об его использовании носил индивидуальный характер. "Вскоре мировые рекорды начали падать один за другим: спортсмены начали бегать быстрее, прыгать выше и выглядеть сильнее", - говорит Мортимер.
Стероиды были запрещены в 1973 году. Борьба с ними идет до сих пор. С одной стороны баррикад - такие атлеты, как Бен Джонсон, канадский спринтер, лишенный золотой медали Олимпиады 1988 года. С другой - спортивные власти.
Революция в фармакологии в конце XX века дала нечестным спортсменам новые возможности обмана. Речь, например, идет о гормоне человеческого роста. Властям приходится быть начеку и постоянно менять список запрещенных субстанций.
Однако, как несколько лет назад сказал глава Международного союза велосипедистов, "неизвестные препараты, по оценкам, составляют 90% случаев применения допинга".

Как можно низко пасть для победы над инвалидами.


Несмотря на то, что летние Олимпийские игры закончились 12 августа, впереди нас ждет вторая часть летних игр: 29 августа в том же Лондоне начнутся Паралимпийские игры 2012 – международные спортивные соревнования для инвалидов. Участниками таких игр являются слепые и плоховидящие, параплегики, а также спортсмены с ампутированными конечностями, со спинномозговыми травмами и другими видами физических нарушений.
В ходе Паралимпийских игр будут проведены соревнования в 20 видах спорта. Впервые с 2000 года в трех из этих 20 видов могут участвовать не только спортсмены с физическими недостатками, но и те, кто страдает умственной отсталостью. 
А вы знаете, почему в 2000 году Международный Паралимпийский Комитет запретил умственно отсталым спортсменам участвовать наравне с инвалидами по физическим параметрам?
Ответ прост: из-за мерзкого, низкого, паскудного (извиняюсь, конечно, но в этом случае я не считаю это неэтичным перечисление всех таких скверных прилагательных) поступка сборной Испании по баскетболу на Паралимпийских играх 2000 года в австралийском Сиднее.
В программу Паралимпийских игр был включен отдельный турнир под названием «Баскетбол ИД», где «ИД» означает интеллектуальная недостаточность или говоря проще «умственная отсталость». То есть баскетболисты были не с физичесикими, а умственными недостатками.
Всего участвовало восемь национальных сборных. С первых же дней сборная Испании выделялась среди других команд. Вчистую обыгрывая соперников в группе, а затем и в плейофф. После того как в полуфинале была повергнута Польша (97:47), в финале испанцы легко одолели Россию (87:63). Радости испанцев на площадке после финального матча не было пределов. И вот это фото, наравне с более крупными планами, начало циркулировать по всему миру.
И тут в души многих любителей баскетбола вкрались тени сомнения. А некоторые даже узнали в них знакомых или друзей, которые, вроде бы, были нормальными. Всем сомнениям и вопросам поставил точку журналист Карлос Рибагорда, который устроился в сборную Испании по баскетболу… игроком.
По словам Рибагорда, команда собралась в Мадриде за пять месяцев до начала Игр. «Целых пять месяцев мы тренировались, однако в команде не было ни одного инвалида. Ближе к играм из окрестностей Мадрида привезли двоих настоящих инвалидов». Некоторые партнеры по сборной успели отметиться даже на чемпионате мира (для нормальных людей) в Бразилии. Даже Рибагорда выезжал на «нормальный» турнир в Португалию. Когда объявили, что есть возможность поучаствовать на Паралимпийских играх, никто из команды не стал возражать. «Думаю, людям захотелось на халяву посетить Австралию. Тем более в форме национальной сборной. Почему бы и нет?»
 «Умственно отсталые» испанцы в Сиднее потеряли чувство меры. Они стали громить соперников. «Тренеру иногда приходилось успокаивать ребят, а то они перебегали и перебрасывали инвалидов без зазрения совести». К своему горю, испанцы победили в финале и засветились. Стали поступать телефонные звонки от знакомых: «Ты что, инвалид?», «Когда это случилось?», «А родные знают» и т.д.
К возвращению на родину в Испанию команда готовилась по-особенному. Было приказано всем отрастить бороды, купить кепки, солнцезащитные очки – эти принадлежности, мол, помогут пройти незаметными для публики по прибытию в мадридский аэропорт «Барахас».
Через несколько недель после Игр Карлос Рибагорда выступил публично и признался, что только двое из 12 членов сборной Испании в действительности страдали умственной отсталостью. «Никаких медицинских тестов на идентификацию уровня ИД не было проведено». Согласно правилам в Играх не должны участовать люди с IQ больше 70 баллов, но никто в Испании не удосужился поработать над этим. Рибагорда также отметил, что «псевдо-олигофрены» были не только в баскетболе, но и в настольном теннисе, легкой атлетике и плавании.
Сразу после признания Рибагорда отослал свою медаль в штаб-квартиру Паралимпийских игр в Бонне и вернул форму и около 200 евро суточных в кассу национальной сборной.
Сборная Испании получила клеймо позора, а руководители Паралимпийского Комитета Испании ушли в отставку. Рибагорда однозначно обвинил в этом жульничестве Испанскую Федерацию спорта лиц с интеллектуальной недостаточностью (FEDDI), которая якобы «пошла на это ради медалей и дополнительных поступлений от спонсоров». Все обвинения были направлены против Фернандо Мартина Висенте, президента FEDDI и вице-президента НОК Испании. Он подал в отставку, а Международная федерация дисквалифицировали Испанию и потребовала вернуть медали. Победителями Паралимпийских игр в Сиднее были признаны баскетболисты сборной России.
Этот скандал имел негативные последствия не только для испанских спортсменов. Серьезно пострадал имидж паралимпийского движения в целом, а организация и менеджмент Паралимпийских игр были  поставлены под сомнение. Административный Совет Паралимпийских игр принял жесткое решение об отстранении спортсменов с диагнозом «умственно отсталый» от участия в поседующих Паралимпийских Играх. Так действия команды обманщиков отразились на невиновных спортсменах, не сделавших ничего предосудительного.
В конце 2009 года Международный Паралимпийский Комитет пересмотрел свое решение от 2000 года. Был опубликован Меморандум о включении в программу Паралимпийских игр – 2012 четырех видов спорта для ID-спортсменов – плавание, легкая атлетика, настольный теннис и гребля. Международной Федерации спорта лиц с интеллектуальной недостаточностью (INAS-FID) было рекомендовано разработать тщательные квалификационные тесты. Федерация гребли объявила о невозможности организации соревнований с участием умственно отсталых спортсменов в Лондоне, мотивируя это недостатком времени для высокого уровня подготовки.
Остальные три вида – легкая атлетика, настольный теннис и плавание – войдут в программу. На совещании INAS-FID в апреле 2010 года было составлено формальное заявление в МРК о включении в программу Паралимпиады 2016 в Бразилии соревнований по баскетболу и футзалу, в дополнение к четырем уже утвержденным видам спорта.
Итак, спустя 12 лет спортсмены с ИД возвращаются на Паралимпиаду. Что же изменилось за эти годы? Все ли извлекли урок из того «самого мерзкого случая в спорте»? Или все еще паралимпийское золото превыше чести и достоинства человечества?
Чтобы получить ответы на эти вопросы осталось совсем немного. Ждем.

Древние Олимпиады как отбор спецназа.


Екатерина Добровольская 
cпециально для bbcrussian.com
Состязание в борьбе
Древняя Олимпиада: праздник спорта или подготовка к рукопашной?
Олимпийские игры древности были придуманы не только, как религиозный праздник спорта, но и как метод отбора людей в элитные военные подразделения. Проще говоря, в древнегреческий спецназ.
С такой необычной теорией выступили британские ученые.
"Игры могли быть организованны для решения ключевых вопросов в деле заполнения военных вакансий", - говорит Стивен Инстон, ведущий специалист истории Олимпийских игр лондонского University College.
По его мнению, с помощью изнурительных соревнований в честь Зевса, верховного бога греческого пантеона, греческие государства отбирали себе лучших людей. Победа того или иного спортсмена рассматривалась как одобрение "свыше", что непременно вело к включению атлетов в элитные воинские подразделения.
Считается, что почти у каждого местного правителя в Древней Греции были отряды личных телохранителей. По представлению греков, охранять высших лиц в том или ином государстве, многие из которых считались прямыми потомками Зевса, могли только особые люди, доказавшие свое превосходство на Олимпиаде перед лицом богов.
"Священный отряд"
У ученых мало информации о таких охранных отрядах. Однако из работ древнегреческого историка Плутарха, жившего во II веке нашей эры, известно, например, что в Спарте у короля было 300 телохранителей, многие из которых попали на государственную службу сразу после своего триумфа на Играх.
А ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?
Одним из соревнований на Древних Олимпиадах былпанкратион - жестокая смесь бокса и борьбы. В этом виде состязаний не было правил - спортсменам только было запрещено кусаться. Один из чемпионов прославился тем, что побеждал соперника, ломав ему пальцы
Изучая историю другого греческого государства, Фив, исследователи пришли к выводу, что охрана была чем-то большим, нежели простым воинским подразделением. Ученые говорят о священном братстве. Фиванские телохранители так и назывались - "Священным отрядом ".
Ученым также известно, что в случае со Спартой и Фивами, члены элитных подразделений, принимая на себя обязанности по охране первых лиц, вступали и в гомосексуальное братство. Каждый член этой группы должен был вступить в сексуальные отношения с другим воином.
В отличие от многочисленных религиозных праздников, сексуально активным женщинам (и тем женщинам, кто в прошлом уже имел опыт сексуальных отношений) было запрещено наблюдать за соревнованиями на Олимпиаде. Современник Плутарха, греческий путешественник Паусаниус, пишет, что на трибуны допускались только девственницы.
Сами атлеты соревновались обнаженными. По мнению ученых, этим фактом древние Олимпиады также обязаны гомосексуальному характеру элитных военных частей, начальники которых прибывали на Игры с целью отбора персонала.
Оливковое масло в подарок
Метание диска
Многие олимпийцы обретали полубожественный статус
Перспектива оказаться в числе личных телохранителей королей произвела революцию в древнегреческом отношении к спорту. Уже к V веку до нашей эры в Греции были профессиональные спортсмены, которые целыми днями тренировались под бдительным оком личных инструкторов. У них уже тогда была специально разработанная диета и целый штат помощников.
Известнее спортсмены были знамениты по всему полуострову. Некоторые из них, например, Леонидас и Глаукос, по популярности и всеобщему почитанию имели статус полубогов.
О жизни атлетов Древних Олимпиад современные исследователи смогли узнать с помощью археологических раскопок на юге Италии. Открытие могилы человека, который вошел в историю как Атлет из Таранто, произошло около полувека назад.
Выяснилось, что вместе с усопшим в могиле было захоронено множество искусно украшенных амфор, которые, по мнению археологов, были трофеями, полученными на Играх. В амфорах было оливковое масло, очень ценное в то время.
Как говорит Найджел Спиви из Кембриджского университета, "победитель в спринте получал больше 100 таких амфор - тысячи литров масла. По современным понятиям, сумма выигрыша равнялась 100 тысячам долларов".

Олимпийские игры и большая политика.


Майкл Ллевелин Смит 
специально для журнала BBC History
Барон Пьер де Кубертен
Барон Пьер де Кубертен задумал Игры как праздник спорта среди равных
Многие олимпийские историки считают, что политика всегда была частью Олимпиад.
Среди потенциальных угроз, с которыми могут столкнуться Олимпийские игры в Афинах, - опасность террористического нападения. Греческое правительство попросило семь стран оказать помощь в деле обеспечения безопасности. В этом смысле величайший глобальный фестиваль спорта XX и XXI веков продолжает отражать ключевые политические проблемы нашего времени.
На первых Играх современности, прошедших в Афинах в 1896 году, атлеты были разделены по национальному признаку. И сами спортсмены, и болельщики рассматривали участников соревнований прежде всего как представителей отдельных стран. Национализм с самого начала был неотъемлемой частью Игр. С ним в олимпийское движение проникло политическое противостояние.
Национальная составляющая лучше всего проявилась в церемониях награждения победителей, когда на стадионе поднимали флаг страны-триумфатора. Выбор флага был сам по себе политическим актом. На Играх 1912 года в Стокгольме, например, финны выступали под собственным флагом, несмотря на то, что Финляндия была частью Российской империи. Ирландская сборная впервые выступила под своим флагом в 1928 году.
Игры в Берлине 1936 года
Другим острым политическим вопросом стала проблема участия в Олимпиаде женщин. Впервые женщины стали олимпийцами в 1900 году, но они соревновались только в теннисе и гольфе. В 1912 году им разрешили бороться за награды в плавании.
Среди членов Международного Олимпийского комитета не было единого мнения относительно участия женщин в легкой атлетике. Кубертен, основатель олимпийского движения, был в консервативном лагере. Он считал, что это будет "непрактично, неинтересно, неэстетично и неправильно". К 1928 году на Олимпиаде в Амстердаме был провозглашен принцип равенства полов, однако на все виды спорта это не распространялось.
Остро стоял и расовый вопрос. Кубертен, шокированный увиденной им в Америке в 1880-е годы дискриминацией, выступал за общее равенство и одинаковые возможности. В 1912 году в американской сборной появились атлеты африканского происхождения и представители коренного населения.
В 1960-е годы больным вопросом для олимпийского движения был режим апартеида в ЮАР. В 1970 году Южная Африка была исключена из членов МОК. Однако даже после этого шага страсти не улеглись: большая группа африканских стран объявила бойкот Играм в Монреале 1976 года после того, как новозеландская сборная по регби отправилась на матчи в ЮАР.
О, СПОРТ! ТЫ МИР?
Нападение на израильских атлетов в Мюнхене в 1972 году
Берлин-1936: успех темнокожего американца Джесси Оуэнса нанес ощутимый удар по нацистской вере в арийское превосходство
Мехико-1968: протесты против войны во Вьетнаме и в поддержку движения за гражданские права
Мюнхен-1972: палестинские боевики взяли в заложники израильских спортсменов. В ходе операции по их освобождению 11 олимпийцев, пять экстремистов и один полицейский убиты. Игры продолжены
Монреаль-1976: 26 африканских стран объявили Олимпиаде бойкот за то, что МОК не наказал Новую Зеландию, чья сборная по регби поехала в турне по ЮАР, где правил апартеид
Москва-1980: После неудачной попытки президента США Картера перенести Игры из Москвы 65 стран в знак протеста против ввода советских войск в Афганистан не приехали в СССР
Афины-2004: Греция готовится к возможному террористическому нападению, держа на готове войска биологической и химической защиты
Олимпийские игры в ряде случаев были инструментом политической пропаганды и государственной идеологии. Лучшим примером тому служит Олимпиада в Берлине 1936 года, с помощью которой Гитлер хотел показать миру превосходство нацистской Германии. По иронии судьбы, Берлинские игры были исполнены символизма древней Эллады: в тот год в программу впервые была включена торжественная доставка олимпийского огня из греческой Олимпии на стадион в Берлине.
Преследование Гитлером евреев раскололо МОК, однако Игры все же состоялись, поскольку было решено, что их отмена прежде всего навредит самим атлетам. В ответ на компромисс со стороны МОК Германия включила в свою сборную несколько евреев.
А триумф чернокожего атлета Джесси Оуэна, выигравшего четыре золота и ставшего народным героем Берлинской олимпиады, продемонстрировал абсурдность гитлеровской теории арийского превосходства.
В годы холодной войны Олимпийские игры превратились в арену политического противостояния коммунистического Востока и капиталистического Запада. Спортивные победы стали победами политическими. Политические проблемы были причиной бойкота Московской олимпиады 1980 года в знак протеста против ввода советских войск в Афганистан.
В последние годы самой острой проблемой Олимпиад стал вопрос терроризма. В 1972 году в Мюнхене уязвимость Игр стала очевидной. Палестинская группировка "Черный сентябрь" ворвалась в олимпийскую деревню и взяла в заложники израильских спортсменов, 11 из которых погибли в результате операции по их освобождению.
Можно не сомневаться в том, что политические вопросы будут так же остро стоять и в 2008 году, когда Летние игры приедут в Пекин, и при выборе хозяина Олимпиады 2012 года.
Перед международным олимпийским движением сейчас стоят три главных проблемы: применение допинга, обеспечение безопасности и постоянно растущие затраты. При этом небольшим странам все труднее выполнить все условия для проведения Олимпиад у себя дома. В 70-е годы Греция предложила постоянно проводить Игры на их родине, однако эта идея была отвергнута.
Как сказал после трагедии в Мюнхене тогдашний глава МОК Эвери Брендедж, "к сожалению, в этом несовершенном мире чем больше и важнее становятся Олимпийские игры, тем больше они подвержены коммерческому, политическому и преступному давлению".

Майкл Ллевелин Смит, бывший посол Британии в Польше и Греции, автор двух новых книг: "Олимпиада в Афинах 1896 года: создание Олимпийских игр современности" (2004) и "Афины: культурная и литературная история" (2004). 

Оригинал. http://news.bbc.co.uk/hi/russian/sport/newsid_3530000/3530568.stm

вторник, 28 августа 2012 г.

Судья убит копьем на соревнованиях по легкой атлетике.



Судья убит копьем на соревнованиях по легкой атлетике Getty Images/Fotobank.ru Getty Images/Fotobank.ru

75-летний рефери Дитер Шмидт погиб на соревнованиях по легкой атлетике в Дюссельдорфе.
Юниорский турнир Wilhelm Unger Games ежегодно проводится на стадионе Rather Waldstadion, но в воскресенье был омрачен ужасными событиями.
Один из участников турнира бросил копье, после чего оно вошло в горло местного судьи и полностью пробило ему шею.
Шмидт в момент, когда копье было брошено, помечал место, куда попало копье спортсмена, выступавшего ранее.
Бригада скорой медицинской помощи пыталась спасти судью. Шмидта отвезли в городскую больницу, где раненый был прооперирован. Однако спасти его не удалось, поскольку тот потерял много крови, а кроме того, была задета сонная артерия.
Нашлись очевидцы произошедшего, которые дали показания полиции. Сразу же после инцидента соревнования были прерваны.
"Копье попало ему в голову, в шею, задело сонную артерию, - сообщил представитель дюссельдорфской пожарной службы Михаэль Сандфорт The Local. - Он истекал кровью. Наши врачи оказали ему первую помощь, после чего судью доставили в больницу. У нас был вертолет, но медперсонал решил доставить его в больницу на машине".
Напомним, что подобные несчастные случаи уже происходили на соревнованиях по легкой атлетике. В 2007 году финский спортсмен Теро Питкомяки, выполняя упражнение, случайно попал копьем во французского легкоатлета Салима Сдири. Спортивный снаряд проткнул правый бок прыгуну, который в это время готовился выйти в сектор на очередную попытку. Сдири сам вытащил из себя копье. Ночь спортсмен провел в больнице, а утром покинул лазарет.

Оригинал. http://sport.rbc.ru/other/newsline/27/08/2012/359103.shtml

Расследование: Кто делает деньги на допинге.


Расследование: Кто делает деньги на допингеВозможности человеческого тела беспредельны – вольно или невольно это доказывает современный спорт. Профессиональные бегуны способны преодолеть стометровку в среднем за 10 секунд – всего в 3 раза медленнее, чем автомобиль. А скорость пловцов, участвующих в крупных соревнованиях, лишь в 5 раз меньше той, что развивает катер. Если раньше мировые рекорды могли держаться десятилетиями, то теперь для этих достижений и год не время. Но в истории о красивых и феноменальных победах очень часто попадает ложка дегтя. Регулярно то в одном, то в другом виде спорта находятся атлеты, которые принимали допинг-препараты, помогающие улучшить результаты. Гимнастка Алина Кабаева, биатлонистка Ольга Пылева, легкоатлетка Ирина Коржаненко – вот только самые известные персонажи, мелькавшие в скандалах, связанных с применением запрещенных веществ.
Какова роль химиков в современном спорте? Дорого ли стоят их услуги? В лабораториях каких стран разрабатываются формулы, позволяющие бежать быстрее, прыгать выше и поднимать больше? Журнал "РБК"попытался выяснить, кто зарабатывает на допинге.
Цена триумфа
Олимпийский принцип честной борьбы атлеты нарушали столько же, сколько существует профессиональный спорт, то есть с античных времен. До начала XX века в качестве допинга использовали вещества растительного происхождения. Так, на Олимпийских играх 1904 года был зафиксирован случай применения стрихнина марафонцем из Соединенных Штатов. А к 1950-м рынок допинга вышел на новый уровень. Во-первых, стали другими его формы: это были уже не снадобья, сделанные на коленке по рецепту дедушки, а фармацевтические препараты. Они перекочевали в спорт из медицины, которая развивалась очень быстрыми темпами. Амфетамины, анаболические стероиды, эритропоэтин и гормон роста – все они родом из медицинских лабораторий. Во-вторых, в корне поменялась мотивация спортсменов, которые боролись не только за пять минут славы.
С конца 1950-х и до начала 1990-х на стадионах мерились силами крупнейшие державы, СССР и США, и их сателлиты, то есть речь шла уже о защите чести страны. Потом появились денежные стимулы. Большой спорт стал бизнесом, а самые титулованные атлеты сравнялись в славе и гонорарах со звездами экрана. "Повышение коммерческой составляющей любого вида спорта – одна из причин применения запрещенных препаратов. Чем выше планка победы, тем выше риск их использования", – объясняет связь между финансовыми стимулами и формированием рынка допинга исполнительный директор Российского антидопингового агентства (РУСАДА) Никита Камаев.
Цена триумфа на соревнованиях действительно высока. Призовые команд-победительниц известной велогонки Tour de France измеряются сотнями тысяч евро. Успешные биатлонисты за сезон зарабатывают несколько десятков тысяч евро. По 50 тыс. долларов выплачивает Международная ассоциация легкоатлетических федераций (IAAF) за каждый мировой рекорд. Но даже эти сравнительно большие гонорары перекрывают суммы, которые харизматичные спортсмены получают от рекламных контрактов. За участие в кампаниях мировых брендов, в частности спортивных вроде Nike или Reebok, они могут зарабатывать по несколько миллионов долларов.
Проследить, как менялось количество принимаемого допинга по мере коммерциализации спорта, очень сложно. До создания Всемирного антидопингового агентства (WADA) в 1999 году система контроля была не развита. А, как говорится, не пойман – не вор. Тем не менее судить о масштабе бедствия можно по косвенным доказательствам. "Например, в 1990-е в лыжном, велосипедном и других видах спорта на выносливость был распространен эритропоэтин. Он входил в список запрещенных препаратов, но при этом не выявлялся тестами до начала 2000-х. Естественно, им жутко злоупотребляли. Об использовании допинга можно было догадаться по повышенному гемоглобину в крови: зачастую показатели были 190, 200, 210 г/л [предельная норма для женщин – 150 г/л, для мужчин – 170 г/л. – Прим. "РБК"]", – рассказывает спортивный врач Хельсинкского университета Сергей Илюков, который около 10 лет проработал в системе антидопинга. По статистике, число принимающих допинг не так уж велико. "Стандартный процент дисквалифицированных спортсменов от количества взятых проб – от 0,5 до 2%", – замечает президент Всероссийской федерации легкой атлетики России Валентин Балахничев. Правда, точной картинки эти цифры все равно не дают. Допинг-пробы даже на таких крупных состязаниях, как Олимпийские игры, берутся выборочно, не у всех. А сколько спортсменов рискнули воспользоваться допингом и не были при этом пойманы за руку, остается за скобками официальной статистики.
Продолжение статьи читайте в журнале "РБК". Вы откроете для себя, откуда поступает допинг к спортсменам, прочитаете о компаниях, которые занимались распространением запрещенных препаратов, а также узнаете многое другое.
Схема

Оригинал статьи. http://sport.rbc.ru/other/newsline/27/08/2012/358755.shtml

понедельник, 27 августа 2012 г.

Александр Михайлин: «Люди на улице спрашивают: «Что за вид спорта? А каким стал?»

Сегодня предлагаю вам любопытную статью - интервью Александра Михайлина сайту "спортс.ру". У меня есть огромная просьба ко всем юным поклонникам Миши Маваши, свято уверенным, что "спортсмены не бухают" и "спорт воспитывает честность",   к поклонникам "киношного кунфу", свято верующим, что чёрный пояс по .......... есть гарантия от всех неприятностей на улице, и к родителям детей из гетто, отдающим детей в спорт из расчёта "вырастет - будет миллионером" - не читайте эту статью, можете тронуться разумом.



Самый большой дзюдоист сборной России дает большое интервью Юрию Дудю – об олимпийском серебре, продуктах в кредит и правильном поведении в уличной драке.


Микроавтобус

– После Олимпиады вы ведете светский образ жизни: телевизор, газеты, прием в Кремле. Вам нравится?
– Я в Москве с 4 августа, но до сих пор не могу вырваться отдохнуть. При этом с 8 сентября – сбор, а 1 сентября надо быть в школе «Самбо-70» – показать детям, что из них может получиться, если будут тренироваться… Когда ты вроде как известный, это значит, что тебя иногда в телевизоре показывают или Вконтакте незнакомые люди пишут. Но это все издалека. А когда это начинается на улице, это начинает немного смущать. Были недавно с женой в зоне отдыха Тропарево, мужики играли в настольный теннис. Шарик к нам укатился, они увидели: «О! Страна гордится тобой». Я прям занервничал, а жена: «Все нормально, все нормально».
Или езжу по городу, узнают. Но это из-за того, что машина разрисована. Подходят и спрашивают: «А что за вид спорта? А каким стал?»
– Я знаю много спортсменов, которые напрягутся, если к ним подойдут с таким вопросом.
– Ой, я к этому привык. Да и зачем обижать людей? Увидели, что спортсмен, захотели поздравить. Ну и заодно узнать, чем занимается. Это нормально.
– Что будете делать с премиальной Audi?
– Буду ездить. До этого я ездил на Volswagen Multivan – микроавтобусе. Тоже подарок.
– Кто дарил?
– Владимир Владимирович (Путин – Sports.ru). За многодетное отцовство. Причем не мне, а жене. Он сказал, что она больше времени проводит с детьми: «Поэтому это не для тебя, а для нее».
– Помните свою первую встречу с Путиным?
– Больше десяти лет назад. Виталий Макаров и я выиграли чемпионат мира в Мюнхене. Я стал двукратным, Виталик – один раз выиграл. Мы тогда оба боролись за клуб «Явара-Нева», Владимир Владимирович – его почетный президент, вот он нас и пригласил на встречу.
– И как?
– Очень впечатлило. Причем в первую очередь его осведомленность. Когда речь пошла о дзюдо, он стал называть фамилии и технику людей, о которых даже я не слышал. Было приятно: знает не поверхностно, знает хорошо.

200 кг

– Вы говорили, что не рады олимпийскому серебру. В чем это проявлялось? Ушли после схватки в себя и ни с кем не разговаривали?
– Не-е-ет, не разговаривать я тогда не мог… Ну представьте. У тебя день рождения. Ты захотел один подарок, но тебе подарили другой. Но у тебя все равно день рождения, все равно праздник. Тебя веселят, поздравляют, все дарят. Ты со всеми разговариваешь, улыбаешься. Но того главного подарка, который мог себе сам сделать, нет.
Но умные люди сказали: это сейчас ты так чувствуешь все; пройдет время – поймешь, что ты рад этой медали. И сейчас я понимаю: я заработал эту серебряную медаль. Заработал. Вот и все.
– Француз Тедди Ринер, с которым вы боролись в финале, со стороны выглядит непобедимым. Огромный, молодой…
– Я бы мог его победить. Но поскольку я выбрал неправильную тактику и боролся не так, как хотел сам перед этими соревнованиями, проиграл.
– Что такое неправильная тактика в дзюдо?
– Во-первых, Тедди молодой. Это и хорошо, и плохо. С одной стороны, у него есть наглость, с другой – страх. Было видно, что он испуган – надо было просто агрессивно бороться. Вообще я редко падаю – один-два раза в год, не больше, я не падучий. Но тут была какая-то осторожность. Хотя я понимал, что человек меня не бросит, что в плане тактики и техники я превосхожу его по-любому. Но он поступил правильно: его главной задачей было не упасть и на каких-то движениях меня опережать. Я же пытался брать захваты, которые мне нужны, но делал это аккуратно, что ли, осторожно. Когда я вышел со схватки, сразу понял: это была глупость, надо было идти ва-банк, лезть в наглую. И тогда либо он бы меня шваркнул, либо я его шваркнул. Второе – вероятнее. А тут вроде я пытался его сожрать, но все это было не так. Надо было грубить. Не хамить, а грубить – в жесткой форме, но в пределах правил.
– Самый необычный человек, с которым вам приходилось встречаться на ковре?
– Они все необычные. Если самый тяжелый – Валик Росляков с Украины. Он весит больше 200 кг. Его легче перепрыгнуть, чем обойти. Забавно, что я ему один раз даже умудрился проиграть. Но это, скорее, потому что в Японии судьи намудрили. Он сам, когда у меня выиграл, сказал: «Я не понял. Что произошло?» Человек ничего не делал – ни подворачивался, ничего. Я вокруг него бегал, пытался что-то сделать, а меня за это наказывали.
– 200 кг – как можно жить с таким весом?
– Нормально, нормально. Он по натуре весельчак. А если бы видели, как он водку пьет! Загляденье.

Палки-копалки

– Вас трижды подряд не брали на Олимпийский Игры. Когда узнавать об этом было тяжелее всего?
– В самый первый, перед Сиднеем. Тогда они меня убили, реально убили. В 1998 году я выигрываю Мир по молодежи, влетаю в сборную по мужикам, в 99-м становлюсь третьим на Европе, третьим на Мире и завоевываю путевку на Олимпиаду. Спокойно готовлюсь к Олимпиаде. Мы едем на предпоследний сбор в Японию, я пашу как папа Карло. Появляется второй номер сборной в моей категории, потихонечку, не спеша тренируется. Садимся в самолет. Тренер спрашивает: какие планы? «Сейчас домой, отдыхать, а через два дня – на сбор». «Не, – говорит. – Сейчас прилетаем и сразу в Подольск, а в 11 утра у тебя прикидочная встреча, которая будет решать, кто поедет на Олимпиаду». Прилетели мы в 5 вечера. Я пытался подготовиться, но из-за смены часовых поясов проснулся уже в 5 утра и понял, что больше спать не хочу. Вышел никаким, а парень – настроенным и в хорошей форме. Все закончилось очень быстро, я упал. Человек поехал на Олимпиаду. А я – ты-тынь. Тогда они мне говорили: молодой, перспективный, все будет хорошо...
– Они – это кто?
– Тренеры сборной.
– Чем они занимаются сейчас?
– Да я не слежу. Один вроде в федерации что-то делает, другой еще где-то.
– Я слышал, что вокруг той схватки фигурировала сумма в 50 тысяч долларов. Говорили, что столько стоило ее организовать.
– Слухами земля полнится. Допускаю, что такое могло быть, но я никого за руку не ловил.
– Человека, который поехал вместо вас, зовут Юрий Степкин. В каких вы отношениях?
– В нормальных. У меня со всеми отличные отношения – с Тменовым тоже. Степкин-то в чем виноват? Не он же все это делал. Это дело тренеров, которых федерация допустила к работе. А спортсмены – марионетки, палки-копалки, на нас зарабатывают деньги. Сами мы ничего не решаем.
Хотя. В 1999-м ездили на чемпионат мира: Тменов – свыше 100 кг, я – до 100 кг, а в абсолюте должен был бороться Тимур Бучукури. Когда я стал третьим, тренеры подошли и сказали: надо бороться в абсолюте. «Как надо? Есть же Тимур». «У него шансов нет, а ты готов». Я живу с человеком в номере и скажу ему, что буду бороться вместо него? Как я ему буду смотреть в глаза? Я отказался.
– Как он выступил?
– Проиграл.
– Как вы провели вечер после схватки, которая не пустила вас на Олимпиаду?
– Пришел в номер, я жил с Женькой Станевым – парнишкой из Питера 60 килограмм. Он спросил: «Ты чего такой веселый?» Я позвонил домой и сказал родителям, чтобы уезжали на дачу – я буду приходить в чувства.
– Напились?
– Напился – это не то. Бывает такое, что ты пьешь, но не пьянеешь. Приехали ребята, поддержали. В итоге я сорвался, на кого-то накричал, они собрали вещи и сказали: «Понятно. Спокойной ночи. Встретимся утром». Это и помогло: наедине с самим собой я и остыл. На утро все уже хорошо было. Встретился с личным тренером и спонсором. Они были напуганы, что я позвонил – судя по количеству чашек кофе на столе, ждали долго. Но первым делом я сказал: «Завязывать не собираюсь». «Фу-у-ух, ну и Слава Богу».

Похоронные бригады

– Вы не раз говорили, что судьи к российским борцам относятся предвзято. Самый большой судейский беспредел, который вы наблюдали вблизи?
– Наверное, моя первая схватка с Ринером, во Франции. Человека давно должны были снять, наказать и закончить схватку. Но судьи довели ее до конца и отдали ему победу. Было великолепно. Другое – московский турнир. В финале я боролся с белорусом. Меня опять наказали, я его бросил, наши оценки уравняли, но победу отдали ему.
У меня есть ощущение, что в каких-то схватках меня наказывали просто за то, что я выходил. Кто-то мне объяснял, почему так происходит. В 2001 году я выиграл два чемпионата мира – в категории до 100 кг и в абсолютной. Выиграл их блестяще. Бросил китайца – подсечкой. Бросил великого японца Шинахару – через голову, через 14 секунд после начала. Выиграл у француза – подхватом. Выиграл у иранца – передней подножкой. У Зееви – подсечкой. У бразильца – тоже передней подножкой. В общем, забросал, все было здорово и хорошо. А потом какой-то перелом произошел и бросков не стало. И мне объяснили: судьи стали тебя наказывать, потому что ты стал другим. В смысле другим? Ну, ты уже не такую красивую борьбу показываешь, судей это раздражает.
– А почему броски прекратились?
– Был такой борец – голландец Деннис ван дер Гист. После Мира-2001 я поехал на Универсиаду и проиграл этому голландцу. Я начал делать подхват, он меня переподхватил. Это был далекий звоночек. В следующий раз на клубном Кубке ситуация повторилась. Но в 2002-м в финале Европы я снова решил сделать подхват и он так меня переподхватил, что это, наверное, мой пыл по воду бросков снизило. Наверное, с того момента я и прекратил активные действия.
– В футболе ошибки судей, как правило, вызваны двумя причинами: или низкий уровень арбитра, или ему денег занесли.
– В дзюдо есть и одно, и второе. Первое – это если выходит судья из Кот-д’Ивуара, который ничего не понимает, или девушка, которая попала на соревнования по какой-нибудь квоте, но на самом деле не в зуб ногой. Ну и есть похоронные команды. Ты выходишь, а судьи делают дело. Их задача – чтобы твой соперник не упал, во всех остальных случаях они дают ему победу. Да даже если упал, можно что-то сделать. Отвернуться и не увидеть, например. Правда, это раньше было – сейчас есть видеповторы, поэтому им тяжело.

Экстремал

– Три вещи, которые изменил Эцио Гамба в сборной и которые в итоге привели к такому успеху?
– Увеличилось количество сборов. Увеличились международные лагеря. И самое главное – федерация не стала лезть в дела главного тренеров. Когда Гамбу поставили, он первым делом сказал: я решаю, где сбор, я решаю, кто туда едет, я решаю все. Вы делаете мне финансирование, а я привожу вам с Олимпиады медаль.
– Одну?
– Думаю, даже одной золотой медали было бы достаточно, чтобы все были довольны. Но Гамба как всегда скромничал. До этого ошибкой федерации было то, что она лезла в дела главных тренеров. Она считала, что знает лучше тренера. Но лучше знает именно тренер – потому что он со спортсменами круглый год, а не два-три раза.
– Я читал, что он возил борцов сборной прыгать в пропасть с тарзанки.
– После чемпионата мира ребята из клуба «Явара-Нева» поехали на тарзанку. Зачем, куда и как – не знаю, меня там не было. Но Гамба – экстремал. В Токио рядом с Кодоканом (руководящая мировая организация дзюдо – Sports.ru) есть отель, в котором огромный парк аттракционов, в том числе – американские горки, причем очень жесткие. Когда мы были в Токио, Эцио запряг всю команду на эти горки. Когда я начал подниматься вверх, понял, что надо было отказываться.
– Все прошло благополучно?
– Там две минуты, что может случиться? А, если вы про штаны, то нет, их менять мне не пришлось.

Чак Норрис

– Когда вы в последний раз дрались кулаками?
– Году в 2001-м. После чемпионата мира поехал к друзьям в Сочи – отдыхать. Приехал, пошли на дискотеку – я и парнишка знакомый. Ходили постоянно к диджею – заказывали музыку. Я был после Мира, денежка была – видимо, где-то ее и светанул. Пошли снова заказать музыку, возвращаемся обратно и уже несколько человек говорят нам, что музыку мы ставим не ту. «Хотите, – говорим, – ставьте другую». Так все и произошло. Очень быстро – минута, не больше.
– В сколько лиц вы засадили?
– В пять, кажется. Они выросли как грибы перед нами, неожиданно так. Но у них ошибка была. Обычно в драке сначала валят самого большого, а они почему-то решили убрать парнишку, он был меньше меня ростом. Ему сразу с двух сторон как шваркнули, он и ушел. Но тут они – хех – и раскрылись. В общем, через минуту охрана уже нас придерживала, чтобы их не добивать.
– Когда вы были в гостях на телеканале «Дождь», сказали, что пистолет как средство самообороны надежнее боевых искусств. Почему?
– У меня один знакомый сказал интересную вещь: «Слушай, нормальный человек, увидев тебя, не будет драться. Он тебе мило улыбнется. Но когда ты отвернешься, либо битой тебя огреет, либо ножик бросит. А так – ну что он, самоубийца на такого здоровяка лезть?» Так и есть. Спросите у Чака Норриса: «Если к вам приставят нож и потребуют кошелек, что вы сделаете»? Он ответит: «Отдам кошелек». Драки красиво выглядят в фильмах, в боях без правил. В жизни этой красоты нету. Все очень страшно и очень плохо.

Пятеро

– Вы отец пятерых детей. Как нужно лелеять женщину, чтобы она согласилась родить тебе пятерых?
– Надо обладать неземным обаянием, которое есть у меня. И все будет хорошо.
– Почему русские люди рожают так мало детей?
– Не хватает финансов. Просто не могут себе позволить.
– Сколько нужно зарабатывать, чтобы прокормить пятерых?
– Много, очень много. Я поэтому дома почти не бываю. Я все время работаю. И я понимаю: даже если я закончу карьеру, мне придется много работать. Потому что я хочу, чтобы мои дети ни в чем не нуждались. Я не понимаю людей, которые говорят: ой, у меня плохая работа. Уйди. Если хнычешь – уйди, чего ты ноешь? Ну и вообще работать у нас не хотят – а когда же отдыхать? Тем более, молодые – хочется то, се. Еще много – женились в 18-19, завели ребенка, потом поняли, что не складывается. Давай разведемся? Давай. И понеслась душа в рай... У нас нет института семьи сейчас, и это очень плохо.
– Вы москвич, а ваша семья живет под Тулой. Почему не с вами?
– Природа. Ну и им самим проще. У меня все детишки самостоятельные. Даже не зимой – летом дети проснулись, что-то перекусили. Чтобы им пойти на улицу, нужно, чтобы старший их собрал, спустился, перешел все дороги, нашел в лесу полянку – сколько времени пройдет? В доме все гораздо проще. Проснулись, умылись, перехватили, открыли дверь – и вот они во дворе. Они не хотят переезжать в Москву. Я понимаю, что нужно будет что-то строить за городом. Потому что они приезжают и им здесь тесно. Неудобно, некомфортно даже в большой квартире.
– Самое голодное время вашей жизни?
– Не помню – когда, но приходилось спускаться в магазин вообще без денег. С продавщицей были хорошие отношения, она отдавала продукты в кредит – я обещал вернуть через пару-тройку дней. В долгах тоже бывал много раз.
Был как-то на сборе в Сочи, мне звонит женщина из какого-то журнала. Спрашивает: «Что вы посоветуете родителям, которые хотят отдать ребенка в спорт?» «Если хотите, чтобы ребенок зарабатывал много денег, отдавайте в теннис, футбол, хоккей». «А дзюдо?» «Дзюдо – без вариантов». «А вы точно дзюдоист?» Но это же правда. Чтобы спортсмен зарабатывал в дзюдо хорошие деньги, надо много чего выиграть – минимум чемпионат мира и Европы... Сейчас, к счастью, много программ – у Фонда поддержки олимпийцев, например. Поэтому если ты тренируешься, хорошо тренируешься и показываешь хороший результат, то с финансами все будет хорошо.
– «Вполне себе профессионально разводил алабаев», – написано про вас в интернете.
– Это фигня – такого не было. Вот кошек – разводил. Как же они называются… Забыл, совсем старый стал... Мейн-куны – вот. Жена захотела: и интересно, и какой-то бизнес. Я понимал, что это бред, но порадовать жену хотелось: хочешь разводить – пожалуйста. В какой-то момент в доме стало 14 кошек! В итоге никого не продали – только раздали по знакомым.
– То есть вы оказались в минусе?
– Еще каком! Получилось, что не мы кошек развели. Кошки развели нас.